Прорыв

Главная » История геологии » Прорыв

Указанные обстоятельства являлись слишком неблагоприятными для развития геологии. Не стоит говорить о тех взглядах, которые долгое время были господствующими: они представляют не более, как убогие пересказы древних легенд. Впервые были высказаны самостоятельные и во многих отношениях правильные воззрения тем самым Стено (1669), который, как это указывалось выше, справедливо объяснял и происхождение окаменелостей. Он обратил внимание на слоистость горных пород и заключил отсюда, что последние осели из воды. Первоначально все пласты были расположены горизонтально, и наклон их вызван позднейшими геологическими процессами вулканического характера. Стено различал озерные и морские осадки, как это, впрочем, делал и до него Фабио Колонна. Изучая характер залегания горных пород, он пытался установить нечто вроде геологической хронологии. Таким путем ему удалось доказать, что Тоскана, изучением которой он занимался, в предыдущие периоды жизни земли два раза была покрыта водой, два раза представляла низменную долину и два раза была горной страной. В частностях, конечно, и у него много ошибок, неверных наблюдений и объяснения; но во всяком случае заслуга этого исследователя в том, что он сделал попытку поставить объяснения явлений на точную экспериментальную почву и высказал много правильных взглядов. Заслуга эта так велика, что Болонский международный конгресс геологов в 1881 году постановил воздвигнуть над могилой Стено памятник.

Еще выше стоят по своему значению геологические воззрения великого Лейбница (1680), весьма близкие к современному представлению об образовании нашей планеты. По его мнению, земля была первоначально в расплавленном состоянии и только путем медленного остывания превратилась в твердый шар; при этом возникли первые, по большей части стекловатые горные породы; при этом, разумеется, и кварц был принят за стекло. Когда земля достаточно охладилась, вода пала на ее поверхность проливным дождем и образовала моря. Эти моря покрывали сначала всю землю, и в них возникли первые осадочные породы. На месте пустот или пузырей, образовавшихся при остывании земли, произошли обвалы, и вода постепенно заполнила впадины. Таким путем шли непрерывные изменения в течение долгих периодов времени до тех пор, пока не установилось наблюдаемого теперь равновесия.

Совсем иной характер носит удивительная точка зрения иезуита Афанасия Кирхера, также занимавшегося вопросом о происхождении земли. Но наряду с этим мы находим у него целый ряд любопытнейших наблюдений и выводов. Заслуживает упоминания, что этот исследователь допускал существование внутри земли так называемых пирофилацищ т.е. участков расплавленной массы, питающих вулканы. Этот взгляд поразительно близок к тем представлениям, которые имеют в наше время широкое распространение. Точно так же находим мы у Кирхера впервые и другую замечательную мысль, разработанную в нынешнем столетии Эли де Бомоном, именно, что горы расположены по известным геометрически правильным линиям. Наконец, этот же исследователь произвел первые наблюдения, показавшие, что земля по мере приближения к ее центру, например в глубоких рудниках, становится теплее. Если присоединить сюда описание великого Калабрийского землетрясения в 1638 году и описание южноитальянских вулканов (последнее, к сожалению, снабжено неестественными рисунками Этны и Везувия), то станет вполне понятным, почему автор сочинения «Mundus subterraneus» должен занять почетное место в геологической литературе XVII столетия.

Из английских исследователей необходимо здесь упомянуть Гука (Нооке, 1668) и знаменитого зоолога Рея (Ray, 1692); оба эти ученые значительно опередили свое время и высказали поразительно верные идеи, к сожалению, перепутанные с ошибочными представлениями. Они считали возможным по остаткам животных, находимым в последовательных слоях, восстановить историю организмов со времен Адама и до потопа. По форме некоторых ископаемых Гук пришел к заключению, что в древнейшие периоды в Англии господствовал более теплый климат.

Таким образом, и этот отдел нашей науки постепенно развивался. На границе между древним и новым периодом естествознания стоит Бюффон. В середине прошлого столетия он явился блестящим защитником лучших идей того времени: опираясь на наблюдения Геттара (Guettard), старого геолога с современным направлением, он развивал взгляды, во многих отношениях близкие к нашим, и вполне отрешился от вековых традиций. Этой заслуги не может омрачить даже и то, что он впоследствии изменил свои воззрения.

Развитие новейшей геологии началось с того момента, когда в широких размерах стали производиться такие точные и детальные наблюдения природы, возможность которых в прежнее время даже и не предугадывалась. В старых сочинениях мы находим широкие теоретические сопоставления и рядом с ними единичные экспериментальные данные. В настоящее время перевес на стороне наблюдений. Наряду с французским ученым Геттаром, о котором уже упоминалось, здесь следует назвать англичан Митчеля и Пэка (Раске), авторов первых геологических карт, и итальянца Ардуино (1759). Но первое место среди этих исследователей принадлежит немцам: Леману (1756) и Фюкселю (1762); точные наблюдения их над характером залегания осадочных пород легли в основу современной геологии и составляют их главнейшую заслугу.