Сила предрассудков

Главная » История геологии » Сила предрассудков

После великого переселения народов научная деятельность возродилась, но она долго ограничивалась изучением того, что осталось в наследство от древнего мира: на первом плане стояла Библия и сочинения Аристотеля. Из этих двух источников черпались все геологические и палеонтологические сведения; свободному исследованию не было места: из Библии готовым бралось представление о сотворении мира в семь дней и о Ноевом потопе; Аристотель же учил, что окаменелости не составляют остатков вымерших животных: они образовались в горной породе путем каких-то непонятных процессов; это — «игра природы».

Последнее представление мы находим уже в XI в. у арабского врача и естествоиспытателя Ибн Сипы (Авицены); в своем сочинении о классификации и образовании камней он допускает, что окаменелости образовались в земле действием особой пластической силы. В XIII столетии, во времена Альберта Великого, это мнение приобрело на западе много сторонников; окаменелости рассматривали отчасти как игру природы, отчасти в них видели первые попытки творения: прежде, чем приступить к созданию живых существ, природа творила их мертвые прототипы. Фаллопий считал ископаемые зубы мамонта и черенки посуды доисторического человека, находимые в Монте Тестачьо, близ Рима, землистыми конкрециями, а Агрикола полагал, что раковины, находимые в горах, образовались из тягучей материи при действии теплоты; в окаменелых костях, отпечатках листьев и рыб он видел остатки прежних животных и растений, отвердевших при посредстве особого каменного сока. Другие приписывали образование окаменелостей влиянию звезд. Еще в прошлом столетии много приверженцев имела теория, которая допускала, что с моря дует особый ветер, вызывающий в горных породах образование «фигурных камней». По крайней мере, такое происхождение приписывал один путешественник развалинам и мраморным статуям города, открытого им в киренейской пустыне Северной Африки.

Невероятно, что подобные воззрения могли так долго продержаться. Но предрассудки коренились слишком глубоко и еще в нынешнем столетии имели своих приверженцев; один известный геолог рассматривал окаменелости, как не рождавшиеся никогда зародыши организмов древнейших периодов. Нетрудно понять, как подобные мнения могли возникнуть в ту эпоху, когда не было еще и следов правильных исторических воззрений. В прихотливых узорах агата и мрамора при некоторой фантазии легко увидеть изображения людей, животных, растений, виды и все, что угодно. Это, конечно, не окаменелости существовавших некогда тел; город с башнями (часть так называемых мраморных развалин), был, очевидно, случайным образованием, но раз подобные образования казались возможными, то нетрудно было смешать с ними и настоящие окаменелости.