Вековой спор

Главная » История геологии » Вековой спор

Как ни распространен был взгляд, по которому окаменелости считались просто фигурными камнями, тем не менее он нашел противников. В борьбу с ним вступила школа, которая видела в окаменелостях следы Ноева потопа. Спор по этому вопросу, затянувшийся на целые века, был, кажется, начат неаполитанцем Александре в XV столетии; он утверждал, что ископаемые раковины, находимые в Калабрийских горах, занесены сюда потопом. Орозий еще в V столетии высказывал подобное воззрение. В ту эпоху теология господствовала над всеми науками, и религиозные вопросы были главнейшими предметами исследования. Естественно, что этот взгляд принимался с охотой и находил большое число приверженцев. Во всяком случае он имел уже то преимущество перед взглядами, приведенными раньше, что рассматривал окаменелости, как остатки живших некогда организмов—животных и растений.

Теория всемирного потока все более и более утверждалась: в XVI столетии она не играла еще главенствующей роли, но в XVII в. и в начале XVIII в. приобрела громадное количество сторонников, и целый ряд выдающихся исследователей, каковы Вудвард, Байер, Шейхцер и др., поддерживали ее. Выступив противником того мнения, которое считало окаменелости игрой природы, Шейхцер пропагандировал свои убеждения с большим жаром и одушевлением. В его сочинении «Piscium querelae et vindiciae» огромная окаменелая щука из Энингенских каменоломен выступает в качестве представителя ископаемых рыб и в длинной латинской речи жалуется на ту страшную несправедливость, жертвой которой сделались вымершие рыбы: ни в чем не повинные, они были уничтожены во время потопа, и теперь их даже не хотят считать тем, чем они были на самом деле, а рассматривают, как минеральные образования. Позднее, когда в Энингене была найдена исполинская саламандра, Шейхцер принял ее за одного из тех нечестивых людей, которые погибли во время потопа, и воспел ее в звучных стихах. «Это редкий памятник проклятого Богом допотопного человека…—говорит он, — можно хорошо видеть очертания лобной кости, края глазничных впадин, отверстия, через которые проходил большой нерв пятой пары, остатки мозга, скуловую кость, следы носа, кусок жевательной мышцы, шестнадцать спинных позвонков и обрывки кожи».

Истлевший прах бедняги-нечестивца,

Смягчи злодейства нынешних времен!

Нельзя не пожалеть, что этот почтенный и выдающийся исследователь, в пылу увлечения, так далеко уклонился от истины. Но среди современников упомянутое сочинение доставило автору огромную известность и отодвинуло на второй план другие выдающиеся труды Шейхцера, в которых он является отцом альпийских исследований. После смерти Шейхцера борьба между представителями обеих школ продолжалась, но победить друг друга им не удалось: под давлением нового, более правильного взгляда на окаменелости оба направления исчезли и забылись.