Вернер

Главная » История геологии » Вернер

Великий человек, который впервые дал научной геологии, или геогнозии, точные основания, упомянут в начале этой главы. Это — знаменитый профессор Фрейбергской горной академии Готлиб Авраам Вернер, родившийся 25 сентября 1750 года в Верау на Квисе и умерший 30 июня 1817 года в Дрездене. Школа его распространилась по всему свету, и к числу его учеников принадлежат два замечательнейших исследователя — Александр Гумбольдт и Леопольд фон Бух.

Вернер был одарен способностями систематизатора и сделал для геологии и минералогии то же, что Линней для зоологии и ботаники; оба они были прекрасными наблюдателями, оба сознавали, чего не достает их наукам для правильного развития, оба создали прочные системы, охватывавшие прежние наблюдения и служившие исходным пунктом для новых. Они установили новую терминологию, указали новые методы исследования и дали толчок к поразительному, можно сказать, чудесному развитию естествознания. Эти ученые господствовали над идеями и фактами своего времени, авторитет их был общепризнан, по крайней мере, до тех пор, пока их силы не стаж клониться к упадку. Однако ни тот, ни другой не были одарены способностью глубокого проникновения в причины явлений и тем гениальным полетом мысли, который переходит за пределы непосредственного опыта, опережает идеи современников, предугадывает и предсказывает еще не понятные им истины.

Создав отсутствовавшую до тех пор классификацию минералов, Вернер много способствовал развитию этой науки; затем он направил свои силы на петрографию (учение о горных породах) и дал определенное значение терминам, употреблявшимся до тех пор довольно произвольно, каковы: гранит, сиенит, гнейс, базальт; вследствие этого сделалось возможным изучение и сравнение различных местностей. Вернер обратил внимание на слоистые породы и сделал много наблюдений над характером их залегания. Он указал на важность падения и простирания слоев и стал различать согласное и несогласное напластование. Все это не было, безусловно, новостью: многие из таких исследований производились и раньше, но Вернер далеко двинул их вперед и ввел во всеобщее употребление. Наряду с этим он принял заимствованное от Фюкселя деление всех горных пород, по времени их осаждения, на большие группы, или так называемые «формации»; что же касается его представлений о последовательности напластования, то в этом отношении он немного опередил своих предшественников Лемана и Фюкселя.

Все эти великие заслуги Вернера и дают ему право именоваться отцом геологии. В истории нового направления науки, сделавшего наблюдение своим достоянием, заслуживает внимания то обстоятельство, что в создании господствующей системы не играли роли большие путешествия, так расширяющие кругозор; эта система обязана своим происхождением глубокому изучению одной небольшой местности, Саксонских Рудных гор.

Не так точен был Вернер в своих теоретических выводах. По его мнению, под всеми новейшими образованиями лежат так называемые «первозданные» породы, каковы гранит, гнейс, слюдяной и глинистый сланц, порфир и др., над ними располагаются «слоистые» породы, а еще выше — «наносы». Все эти породы, за исключением первозданных, выделились из воды и образовали ряд горизонтальных или только слабо наклоненных пластов; сильный наклон Вернер рассматривает как исключение, вызванное местными колебаниями. По его мнению, общие и сколько-нибудь значительные нарушения в правильности напласторания не возможны; вулканическая деятельность относится только к последнему времени, представляет местное явление и в древнейшие периоды жизни земли не существовала. Поэтому позднейшие изверженные породы третичной системы, и прежде всего базальт, Вернер считал осадочными образованиями: базальт, самая новая из слоистых пород, составлял первоначально общий покров всех материков; постепенно действием разрушительных процессов он был уничтожен, и теперь мы находим в различных странах только отдельные «купола» этой породы. Наконец, последовательность требовала принять, что в различные периоды жизни земли, путем каких-то непонятных процессов, вода в морях опускалась и поднималась и что горы обязаны своим происхождением размывающей деятельности воды.

Таковы в общих чертах взгляды Вернера; характеризовать его учение можно только приблизительно, так как точных данных для этого не имеется. С успехом продвигаясь на почве профессорской деятельности, он не имел расположения к напряженной литературной работе, поэтому напечатано немного статей; они не дают никакого представления о его воззрениях. В нашем суждении об учении Вернера мы можем руководствоваться только опубликованными позже записками одного из его учеников; но уже современники указывали, что пользоваться этим источником нужно с большой осторожностью. Несомненно, что в теоретических воззрениях Вернера содержатся крупные ошибки. В последующие годы, когда геология во многих отношениях впала в другие крайности, эти промахи ставились Вернеру в вину, а некоторые близорукие люди видели в его учении тормоз для дальнейшего развития науки: это было и жестоко, и несправедливо. Конечно, некоторое упорство Вернера и особенно слепых его последователей в вопросе о базальтах дали повод к бесконечным спорам, на которые безрезультатно тратилось много сил; но это не умаляет нисколько заслуг Вернера: он положил начало научной геологии и поднял ее на такую высоту, о которой до него нельзя было и мечтать.