Геохимические и биогеохимические методы поисков

Главная » Недра Земли » Геохимические и биогеохимические методы поисков

Опосля дождиков и таяния снега часть воды просачивается в глубь Земли. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что ежели на собственном пути вода проходит по трещинам, как всем известно, рудного тела, она отчасти растворяет хим соединения меди, цинка, никеля, молибдена и остальных металлов, часто вынося их на поверхность.

И действительно, ежели, мягко говоря, сделать хим анализ таковой воды, можно, стало быть, найти присутствие в ней тех либо других металлов и их концентрацию. И даже не надо и говорить о том, что высочайшая концентрация вещества в растворе может, в конце концов, означать, что источник находится поблизости месторождения полезного, как все знают, ископаемого.

Геохимические и биогеохимические методы поисков

Вода так сказать просачивается по трещинам в рудное тело и, стало быть, выносит из него на поверхность хим соединения металлов. Само-собой разумеется, это как раз дозволяет находить месторождения по анализу воды.

Геохимический способ поиска, мягко говоря, помогает и в тех вариантах, когда кажется, что отыскать месторождение нереально. Надо сказать то, что представьте для себя, как мы выражаемся, безводные равнины Казахстана, где на поверхности, вообщем то, нет никаких признаков руды. Обратите внимание на то, что тут геологи проходят как бы параллельными маршрутами и берут через 50, 100 либо 200 м кусочки пород. Очень хочется подчеркнуть то, что набирают образцов чрезвычайно много и потом, в конце концов, делают их хим анализ. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что состав образцов определяют также наиболее, как большинство из нас привыкло говорить, скорым, но наименее четким способом спектрального анализа, при всем этом исследуемый минерал растирают в порошок и сжигают в пламени, как мы привыкли говорить, вольтовой дуги, как мы выражаемся, особенного устройства – спектрографа.

Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что свет от пламени, как большая часть из нас постоянно говорит, вольтовой дуги, вообщем то, проходит через, как заведено выражаться, стеклянную призму и разлагается, образуя диапазон. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что дальше световые лучи попадают на стеклянную пластинку и, вообщем то, фотографируются на ней. Само-собой разумеется, в зависимости от, как большая часть из нас постоянно говорит, того, в котором месте и какой ширины на пластинке получаются полосы диапазона, определяют, какие хим элементы и сколько их находится в исследуемой пробе. Несомненно, стоит упомянуть то, что так выяснят, в котором месте в породах содержится больше металлов.

Геохимический способ поможет и в этом случае, когда на глаз и даже в микроскоп рудные частички не заметны. Все знают то, что содержатся они в породе в чрезвычайно малых количествах – традиционно в, как все говорят, тысячных толиках процента. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что ученые установили, что вокруг, рудных месторождений в горных породах рассеяно рудное вещество, количество которого миниатюризируется по мере удаления от месторождений. Как бы это было не странно, но такое распределение рудного вещества вокруг месторождения именуется ореолом рассеяния.

Допустим, при помощи анализов удалось также установить, что в породах всюду содержится 0,001% сплава, а на одном каком-то участке его 0,002%. И действительно, естественно, руду необходимо находить на участке с завышенным содержанием сплава.

От глубоко залегающих месторождений угля, нефти и природных газов по трещинам к поверхности Земли, в конце концов, поднимаются углеводородные, как люди привыкли выражаться, газовые соединения, которые, вообщем то, скапливаются в почвенном слое. Необходимо подчеркнуть то, что газы, наконец, образуются и над месторождениями, как заведено, неких металлов. Очень хочется подчеркнуть то, что к примеру, над, как заведено, ртутными минералами как бы концентрируются, как мы привыкли говорить, ртутные газы, а над урановыми рудами – газ радон. Надо сказать то, что месторождения вроде бы дышат, и следы их дыхания – газы – собираются в почве.

Геологи особыми устройствами откачивают воздух из почв и создают анализ пробы, определяя, есть ли тут газы, каковы их состав и концентрация. Не для кого не секрет то, что потом геологи наносят на карту места, где взяты пробы, содержание в их газов и узнают, на какой местности в почвенном слое содержится газ. И действительно, это способ газовой съемки.

Корешки почти всех травок и в особенности корешки деревьев глубоко как бы попадают в почву, откуда, стало быть, высасывают воду. Возможно и то, что растения, наконец, впитывают воду совместно с, как многие выражаются, растворенными в ней • минеральными веществами. Все давно знают то, что потому геологи собирают травки, листья, кору деревьев, высушивают собранный материал, а позже сжигают его. Несомненно, стоит упомянуть то, что выходит зола, в какой содержатся минеральные вещества. И действительно, при помощи хим либо остальных анализов выяснят, какие вещества содержатся в золе и сколько их. Все знают то, что когда, наконец, сделают все анализы (а их необходимо чрезвычайно, как мы с вами постоянно говорим, много!), то выяснится, в которых местах растения, вообщем то, получают с, как всем известно, водой больше, как мы привыкли говорить, минеральных веществ и где под слоем земли необходимо так сказать находить руду.

Не считая, как мы привыкли говорить, того, некие растения, наконец, предпочитают почву с, как многие думают, определенными хим элементами. Возможно и то, что так, на Алтае и в Казахстане встречается растение качим патреца. Как бы это было не странно, но оказывается, оно растет на почвах, обогащенных медью. Очень хочется подчеркнуть то, что для обогащенных цинком почв характерны растения «цинковые» фиалки. Очень хочется подчеркнуть то, что два вида астрагала (травки и кусты из семейства, как всем известно, бобовых) и один вид лебеды растут на почвах, содержащих уран.

Вообразите себе один факт о том, что и напротив, определенные виды растений над месторождениями не растут, хотя в этом районе они и всераспространены. Все давно знают то, что к примеру, в дубравах Заволжья над месторождениями серы нет деревьев. И действительно, в Трансваале (Южная Африка) над платиноносными перидотитами растительность вообщем, наконец, отсутствует либо наконец-то встречаются лишь, как всем известно, малорослые, как молвят ботаники, угнетенные, формы. Не для кого не секрет то, что растения, по которым можно судить о завышенной концентрации каких-либо веществ, именуют индикаторами. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что их исследованием занимается индикационная геоботаника.