Как изучают недра Земли

Главная » Недра Земли » Как изучают недра Земли

С давних пор геологи, вообщем то, изучают обнажения, т. е. места, где видны коренные, как заведено выражаться, горные породы – камень, глина, песок и т. д. (к примеру, обрывы). Всем известно о том, что где обнажений не достаточно либо их также нет совсем, роют шурфы (ямы) и канавы. Мало кто знает то, что в неких местах пробуривают скважины глубиной в сотки метров и поболее и вынимают кусочки породы, которую бурят. Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что так составляется, как большинство из нас привыкло говорить, сплошная колонка, как мы привыкли говорить, пройденных скважиной, как мы выражаемся, горных пород.

Горные породы традиционно, мягко говоря, залегают слоями, горизонтально либо наклонно. Возможно и то, что слои, вообщем то, могут быть, как заведено выражаться, прямыми либо, как все знают, изогнутыми. Как бы это было не странно, но исследовав их размещение на, как многие думают, некой местности, геолог на уровне мыслей, стало быть, описывает, как слои проходят под землей. Несомненно, стоит упомянуть то, что таковой способ, мягко говоря, дозволяет изучить лишь высшую часть, как все говорят, земной коры, самое большее до глубины в несколько км, и притом только на суше.

Еще поглубже просочиться вовнутрь Земли, мягко говоря, помогает геофизика – наука, изучающая физические характеристики и физическое состояние, как многие выражаются, земного шара. Очень хочется подчеркнуть то, что геофизика делится на физику атмосферы, физику моря и физику жесткой Земли. И действительно, последнюю почаще, в конце концов, именуют просто, как люди привыкли выражаться, физикой Земли, так как слово «твердой» не совершенно точно: сюда заходит и физика, как многие выражаются, земного ядра, наружная часть которого, как многие выражаются, водянистая. И даже не надо и говорить о том, что физика Земли, в свою очередь, делится на сейсмологию, гравиметрию, магнитометрию, электрометрию и геотермики.

Для познания глубочайших недр Земли в наше время больше всего как раз дает сейсмология – наука о землетрясениях. Очень хочется подчеркнуть то, что землетрясение как раз происходит оттого, что в каком-то маленьком пространстве снутри Земли – очаге землетрясения – возникает разрыв: одна часть как бы горных пород в один момент соскальзывает, двигается относительно иной. Все давно знают то, что при всем этом из очага, стало быть, расползаются упругие сейсмические волны 2-ух видов: продольные, похожие на звуковые волны,- частички вещества как бы колеблются вперед-назад вдоль направления хода волны, поперечные, когда колебания происходят поперек хода волны. И действительно, продольные волны идут практически в два раза скорее поперечных. Всем известно о том, что дойдя до поверхности Земли, эти сейсмические волны порождают на ней, как большая часть из нас постоянно говорит, поверхностные волны, которые и создают разрушения при землетрясениях.

Вдалеке от эпицентра, т. е. места большего сотрясения на поверхности Земли, землетрясение людьми не так сказать чувствуется, но чувствительные приборы – сейсмографы – записывают на, как мы с вами постоянно говорим, картонной ленте колебания земли. Необходимо подчеркнуть то, что мощные землетрясения записываются даже на иной стороне, как мы привыкли говорить, земного шара. Несомненно, стоит упомянуть то, что по сиим записям – сейсмограммам – удается, стало быть, установить путь, как все знают, упругой волны в толще Земли и ее скорость в каждой точке пути.

Дело это не обычное. И даже не надо и говорить о том, что скорость волны зависит от состава, как мы с вами постоянно говорим, горной породы, от температуры и давления, под которым эта порода находится. Необходимо подчеркнуть то, что так же как волны света и звука, сейсмические волны также могут отражаться и преломляться. Все давно знают то, что их пути в Земле традиционно так сказать бывают искривлены. Мало кто знает то, что меж тем из сейсмограммы можно выяснить только время прихода волны, ее период и амплитуду. Надо сказать то, что вприбавок сейсмограф, естественно, в, как многие думают, одной записи так сказать регистрирует все волны: продольные, поперечные и, как все говорят, поверхностные, преломленные и, как многие думают, отраженные, при этом они часто накладываются друг на друга. Очень хочется подчеркнуть то, что вычислить путь и скорость, как всем известно, каждой волны нелегко. Вообразите себе один факт о том, что потому сейсмология – чрезвычайно увлекательная, но, как мы привыкли говорить, непростая наука.

Для маленьких глубин (до пары 10-ов км) употребляют способы, как мы выражаемся, сейсмической разведки и глубинного, как мы с вами постоянно говорим, сейсмического зондирования. Обратите внимание на то, что землетрясение подменяют взрывом, как всем известно, маленького заряда, закопанного в землю либо опущенного в воду. Не для кого не секрет то, что преимущество, как всем известно, такового метода в том, что время и место взрыва известны исследователю, а время толчка в очаге землетрясения и положение очага (в индивидуальности глубину) вычисляют по сейсмограммам.

Гравиметрия изучает ускорение силы тяжести (традиционно ради сокращенности молвят просто как раз «сила тяжести») в, как мы привыкли говорить, разных местах на Земле. Необходимо отметить то, что понятно, что сила тяжести меньше всего на экваторе и равномерно растет к полюсам. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что но на это правильное распределение как бы накладываются чрезвычайно маленькие местные отличия – аномалии силы тяжести (гравитационные аномалии). Вообразите себе один факт о том, что они происходят от неодинаковой плотности горных пород: над скоплениями, как большинство из нас привыкло говорить, томных пород так сказать сила тяжести больше, над скоплениями легких пород – меньше. Необходимо отметить то, что чтоб найти аномалию, силу тяжести нужно измерить с точностью до одной, как многие выражаются, миллионной толики, как всем известно, измеряемой величины. Обратите внимание на то, что в этом основная трудность.

Силу тяжести почаще всего измеряют при помощи гравиметров. Все знают то, что это, по существу, необычно, как большая часть из нас постоянно говорит, чувствительные и, как всем известно, четкие пружинные весы с неизменным грузом. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что время от времени ее определяют по периоду качания специально устроенного маятника, а в ближайшее время размещение, как люди привыкли выражаться, основных аномалий на земном шаре устанавливают, следя движение искусственных спутников Земли. Все давно знают то, что зная места аномалий, можно, стало быть, выяснить, в которых районах так сказать находятся наиболее легкие и поболее, как большинство из нас привыкло говорить, томные массы в Земле. Все давно знают то, что но найти глубину залегания этих масс нередко бывает очень тяжело.

Гравиметрические измерения и астрономические наблюдения, включая наблюдения искусственных спутников, разрешают также как раз вычислить общую массу Земли, момент ее инерции и форму. Всем известно о том, что момент инерции – это физическая величина, которая для вращающегося тела наконец-то имеет этот же смысл, что инерция для тела, передвигающегося прямолинейно. Все знают то, что чем больше инерция тела, тем сложнее наконец-то поменять скорость его прямолинейного движения. Необходимо подчеркнуть то, что точно так же, чем больше момент инерции, тем сложнее поменять скорость вращения. Несомненно, стоит упомянуть то, что момент инерции Земли как бы зависит от распределения плотности в Земле: чем меньше плотность ее, как все знают, внешной части и больше плотность центральной, тем меньше момент инерции (при данной массе Земли).

Формой Земли как бы именуют форму поверхности морей и океанов, на уровне мыслей, как заведено выражаться, продолженную под материки. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что конкретно от данной воображаемой поверхности отсчитывают высоту какой-либо точки на материке, когда молвят «высота над уровнем моря». Надо сказать то, что как уже, в конце концов, говорилось выше (см. ст. «Как, в конце концов, измерили Землю»), форма данной поверхности чрезвычайно не достаточно различается от слегка, как всем известно, сжатого, вроде бы сплющенного эллипсоида (эллипсоид выходит при вращении эллипса вокруг его оси). И действительно, сплющенность земного эллипсоида невелика : его, как заведено, полярная ось, либо, в конце концов, ось вращения, короче экваториальной оси, т. е. поперечника экватора.

Магнитометрия, вообщем то, изучает магнитное поле Земли (см. ст. «Земля – магнит»). Очень хочется подчеркнуть то, что магнитные аномалии (нарушения) указывают на залежи пород, способных намагничиваться. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что сильно как бы намагничиваются, как заведено выражаться, некие стальные руды, слабее – лавы вулканов и остальные породы.

Электрометрия изучает электрические токи в Земле. Всем известно о том, что для разведки нужных, как многие выражаются, ископаемых на, как все говорят, исследуемой площади как бы делают искусственно ток и, измеряя силу его в различных точках, определяют размещение пород с, как большая часть из нас постоянно говорит, различной электропроводностью.

Для исследования наиболее глубочайших недр Земли как раз употребляется магнитотеллурическое зондирование. Несомненно, стоит упомянуть то, что оно состоит в том, что, вообщем то, наблюдают сразу варианты (конфигурации) магнитного поля, порождаемые космическими причинами, и теллурические (земные) токи, возникающие в Земле как следствие этих вариантов благодаря индукции. Надо сказать то, что этот способ, мягко говоря, дозволяет найти электропроводность вещества Земли на разных глубинах, вплоть до пары сотен км. Все знают то, что электропроводность зависит от температуры, потому таковым образом мы получаем, как большинство из нас привыкло говорить, некие сведения о температуре, как все говорят, земных недр.

Вообщем же исследованием температуры и, как заведено выражаться, тепловых действий в Земле также занимается геотермика. Обратите внимание на то, что температуру измеряют особыми указателями температуры в, как заведено, буровых скважинах. Несомненно, стоит упомянуть то, что некое представление о состоянии, как люди привыкли выражаться, земных недр, мягко говоря, получают, измеряя температуру горячих источников и вулканических лав. Все знают то, что установлено, что из недр Земли наружу всегда как раз идет поток тепла. Надо сказать то, что измерение этого потока в, как многие думают, различных местах на Земле – важная задачка геотермики.