Появление Монте Нуово

Главная » Вулканы » Появление Монте Нуово

Едва ли не самым важным и любопытным кратером Флегрейских полей является Монте Нуово; эта коническая гора, возвышающаяся на 139 м над уровнем моря, выросла в несколько дней на ровном месте во время страшного извержения 1538 года. Монте Нуово представляет редкий случай внезапно выросшего вулкана, о появлении которого мы имеем точные сведения; кроме того, история горы ограничивается немногими днями и таким образом представляет огромное значение для уяснения вулканической деятельности вообще. Сохранилось четыре документальных известия об этом грандиозном событии. Особенного внимания заслуживает письмо Франческо дель Неро и сообщение Марко Антонио дельи Фалькони. Вот что пишет первый:

«Не знаю, случалось ли вам бывать в Поццуоли. На расстоянии шести выстрелов от города начинается равнина. Прежде она простиралась на ½ мили в ширину и захватывала часть морского берега, вправо от горы. Теперь вся равнина и часть горы превратились в одну огромную огненную пасть: она достигает почти 72 мили в длину и ширину. Это явление невольно приковывает внимание и поражает неожиданностью, хотя в нем и нет ничего противоестественного. Аристотель увековечил два таких случая в своем сочинении «Meteorologica», книга 2: один имел место в Понте, другой на острове Сагре. 28 сентября, около 18 часов (12 часов 15 минут дня); у Поццуоли море высохло на протяжении 600 локтей; жители города собирали рыбу, которая лежала на песке, и увозили ее целыми возами. 29 сентября, приблизительно в 14 часов (8 часов 15 минут утра), в том месте, где теперь разверзлась огненная пропасть, земля опустилась на 6 локтей и выбросила водяной столб. По сообщению одних очевидцев, он был холоден и прозрачен; другие же уверяют, что вода была тепла и издавала серный запах. Так как лица, которых я опрашивал, вполне заслуживают доверия, то надо полагать, что оба сообщения правильны: сначала вода обладала одними свойствами, а потом другими. Около полудня того же дня земля стала вздуваться; к 1 ½ часам (7 часов 45 минут) вечера участок, опустившийся раньше, сильно поднялся и достиг высоты Монте Руози в том месте, где находится башня. Приблизительно в это же время вырвался из-под земли яркий огонь и образовалась пропасть с таким ужасным грохотом и шумом, что я, находясь в то время в саду, сильно перепугался; через 2/3 часа, несмотря на болезнь, я взобрался на близлежащий холм, откуда все было видно. Вы не поверите, какое чудное зрелище открылось предо мной! Вместе с огнем поднимались земля и камни; они летели вверх и падали обратно вблизи огненной пасти. В море они насыпали огромную мель, имеющую вид дуги. Расстояние между ее концами составляет 11/2 мили, а ширина ее в середине — 2/3 мили.

В стороне, обращенной к Поццуоли, образовалась гора, такой же высоты, как Монте Морелло, и на 70 миль кругом земля и деревья покрылись пеплом. В моем имении не осталось ни одного листочка, который не был бы им засыпан, а около Поццуоли на протяжении шести миль ветви всех деревьев были поломаны; трудно было даже вообразить, что здесь недавно красовалась богатая растительность; ее побил пепельный град, который был здесь крупен, мягок, тяжел и издавал запах серы; он сокрушил не только деревья, но и убил множество зайцев, птиц и других мелких зверей. Вчера я отправился опять в Поццуоли вместе с мессером Чекко ди Лоффредо, который вез вещи мессера Пауло Антонио. Там собралось все общество. Смотрели и удивлялись. Но теперь смотреть было не на что: стояла гора — и только. Я говорю так потому, что в сравнении с ночью, когда произошло извержение, виденное мной, это было слишком ничтожно. В Неаполе никто не заметил огня, а таких очевидцев, которые сумели бы объяснить, в чем было дело, почти не нашлось; ну, я один и должен быть рассказывать о явлении, свидетелем которого был. С той ночи, когда люди собрались у города, не случилось уже ничего замечательного… Постараюсь пояснить примером виденное мной. Представьте, что огненной пастью служит башня Ангела (в Риме) и что вся она наполнена множеством ракет, расположенных друг возле друга, — вообразите, что они зажжены. Ракеты полетят вверх, но при падении сделают поворот и направятся или к Тибру, или на городской выгон… Представьте, что они заполнили реку и нагромоздились еще в высоту до 12 локтей, а на лугах воздвигли гору величиной с Санто Сильвестре в Тускулане: она заняла все пространство от виноградников мессера Биндо до Монте Марио. Западный ветер, который дул тогда, нес ракеты только в эти места, и для полноты картины вы должны представить, что у собора Св. Петра их упало немного. Все это сделала огненная пасть. Она извергала огромные глыбы земли, величиной с быка, и подбрасывала их, по моему мнению, на 1 ½ мили в высоту. Эти массы падали вблизи пропасти на таком расстоянии, какое пролетает камень, брошенный рукой, — может быть, на расстоянии вдвое или втрое большем. В течение ночи они загромоздили часть моря и образовали гору, о которой я уже говорил. Камни и комья земли, низвергавшиеся на землю, были сухи. На более далеком расстоянии от пасти падали легкие и мелкие камни; они были мягки и пористы, — верный признак их охлаждения на высоте. Пары, поднимаясь вверх, тоже остывали и превращались в воду; потому-то пепел и был влажен и мягок, хотя на небе не виднелось ни тучки. Я бы мог по всем правилам логики выяснить естественные причины высыхания моря, происхождения сначала холодных, а потом горячих водяных столбов, опускания земли и поднятия ее и, наконец, извержения огня. Я мог бы объяснить, почему в течение десяти дней по десяти раз в час проходили землетрясения, а в Поццуоли и вовсе не прекращались и почему они и там, и здесь затихли после извержения. Но мне известно, что все это уже написал мессер Симоне Порцио в своем донесении вице-королю и светлейшему князю Фарнезе, а прослыть человеком, который загребает жар чужими руками, не особенно желательно. Поццуоли теперь опустел, море неузнаваемо и скорее походит на вспаханную землю. Сверху лежит слой камней, которые здесь называют рапилли; высота его ½ ладони; некоторые из них плавают. Единственно, чего я не могу объяснить, это огромное количество материала, вырвавшееся из огненной пасти; камни, загромоздившие море, гора, образовавшаяся вновь, и пепел, о котором вы знаете, — все это вылетело оттуда и все это было остатком сгоревшего материала. Если все это собрать, то получилась бы огромнейшая гора. Сегодня я говорил с одним лицом, прибывшим из городка Эбели (Эболи?), который отстоит на 45 миль от места, где вырвалось пламя; он рассказывал мне, что и там падал пепел; таким образом подземный огонь распространился более чем на 10 миль и выбросил вверх огромную массу земли, и если бы этого не было довольно, то он распространился бы и дальше. Богу угодно было пощадить Неаполь; возвращаясь вчера в Поццуоли, мы видели две новых огненных пасти почти у самого Неаполя, в расстояний только трех миль от него. Ученейшие люди вели между собой блестящие споры о том, грозит ли опасность этому городу, и многие думали, что она неизбежна. Были устроены процессии, и чтобы потушить подземный огонь, люди вырыли колодцы между Неаполем и Поццуоли. В народе говорили, что ракеты, летевшие с запада на восток, предвещают войну с турками. Неаполь».

Из этого письма видно, что Монте Нуово выдвинулась среди равнины и что извержение происходило не из старого, раньше существовавшего кратера, как это иногда предполагали. Выброшенные вулканом массы засыпали часть морской бухты. Извержению предшествовало поднятие почвы.

Последнее обстоятельство неоднократно оспаривалось, но без всяких оснований, как это и доказал своими обстоятельными исследованиями Зюсс. Он обратил внимание на забытое известие Марко Антонио дельи Фалъкони. В этом редком документе мы находим хотя и грубый, но Довольно верный рисунок Монте Нуово во время извержения и поднявшегося морского берега, жители которого бежали; ввиду еще некоторых других данных нельзя сомневаться, что появление нового вулкана действительно сопровождалось поднятием почвы. В настоящее время к этому старому известию мы можем относиться с очень большим доверием, так как такое несомненное явление, как поднятие берега у Пантеллярии накануне подводного извержения в 1891 г., находится в полном согласии с ним. Ниже, говоря о так называемых материковых поднятиях, мы еще вернемся к этому предмету; теперь же ограничимся замечанием, что все выводы общего характера, основанные на этом факте, лишены серьезных оснований. Для подтверждения их ссылались также и на доказанное высокое положение морского уровня у храма Сераписа близ Поццуоли перед появлением Монте Нуово. Факт, конечно, не подлежит сомнению, но в обоих случаях мы имеем дело с местным явлением, которое было вызвано напором вулканической магмы.